Maksim (rousseau) wrote,
Maksim
rousseau

Красные чернила и сосновая дубина

Новый текст, публиковавшийся в журнале "Столичное образование".

Давайте сравним два слова пол и подпол. В чем отличие между ними? Увидев слово подпол, мы сразу поймем, что оно обозначает нечто, находящееся под полом. А про слово пол мы без специальных исследований не можем сказать, почему именно такое сочетание звуков обозначает нижнюю поверхность помещений, по которой ходят люди. Лингвисты в таких случаях говорят, что слово подпол обладает внутренней формой, а слово пол — нет. Внутренняя форма отображает один из признаков объекта, выбранный для того, чтобы дать ему название. В случае со словом подпол этот признак — местонахождение, у слов черника, синяк или желтуха этот признак — цвет, у слов бегун или болтун — действие и т. п.

Однако бывает так, что значение слова со временем изменяется, и его внутренняя форма уже ему не соответствует. Бывают красные чернила, хотя слово чернила образовано от прилагательного черный, розовое белье или белый голубь. Еще менее четко проявляется внутренняя форма слова краска. Мы, не задумываясь, говорим синяя краска или черная краска, хотя краска и красный происходят от одного корня. Когда-то слово чернила обозначало жидкость только черного цвета, белье – белую одежду и так далее.

Можно привести примеры и не связанные с цветом. Нас уже не удивляет сосновая дубина, хотя, если мы вдумаемся, то поймем, что слово дубина образовано от дуб. Занятно словосочетание большой малый (например, «Ты у меня уже большой малый!»), где соединены два слова, которые по отдельности являются антонимами. На столе может лежать холодное жаркое – здесь прилагательное жаркое стало существительным и утратило свой буквальный смысл. В выражении сухое вино тоже скрыто противоречие, ведь вино – жидкость. Здесь оно возникло из-за употребления слово сухое не в обычном, а в специальном значении: ‘содержащее малое количество сахара (о вине)’.

К появлению подобных выражений может приводить технический прогресс. 22 июня 1872 года в Москве появился рельсовый общественный транспорт на конской тяге. Его называли конкой. Когда в 1886 году появились вагоны на паровой тяге, возникло название паровая конка, хотя лошадей там уже не было. В 1922 году в столице пустили первый электрический трамвай, который некоторое время называли электрической конкой.

Парадоксальность таких словосочетаний обычно не осознается и замечается лишь при буквальном их восприятии. Подобные явления встречаются и в других языках. Итальянский лингвист Витторе Пизани приводит в качестве примера слово cavalcare ‘ехать верхом’. Этот глагол происходит от слова cavallo ‘лошадь’, однако вполне можно сказать cavalcare un asino ‘ехать на осле’. Также Пизани рассказывает: «Tramontare ‘закатываться’ говорилось в начале о солнце, которое опускается за горы (monti); но кто из нас не присутствовал при закате (tramonto) солнца в море?».

Есть подобные примеры и в древнегреческом языке. От слова βοῦς ‘бык’ произошли слова βουκόλος ‘пастух быков’ (из него возникло название литературного жанра буколика) и βουκολεῖν ‘пасти быков’. Если паслись другие животные: козы, овцы, свиньи – для них у греков были другие обозначения пастуха и соответствующие глаголы. Однако очень быстро значение глагола βουκολεῖν расширилось. Уже у Гомера встречается выражение ἵπποι βουκολεῖν ‘пасти лошадей’.

Как древнегреческий глагол οἰκοδομεῖν, так и латинский глагол aedificare означали сперва ‘строить дом’ (дом по-гречески οἶκος, а на латыни aedes). Но потом появились и такие выражения как древнегреческое οἰκοδομεῖν τεῖχος ‘строить стену’ или латинское aedificare naves ‘строить корабли’.

Подобное явление заметил и знаменитый капитан Христофор Бонифатьевич Врунгель, составивший: «Толковый морское словарь для бестолковых сухопутных читателей». Там написано: «Рангоут - буквально: "круглое дерево" - мачты, реи и т. п. Сейчас на больших кораблях почти весь рангоут металлический, клепаный или сваренный из стальных листов. Получается круглое дерево, сваренное из стальных листов... Вот и разберись тут!». Действительно корабельный термин рангоут происходит от голландского rondhout буквально ‘круглое дерево’.

Употребление слов с несовместимыми значениями обратило на себя внимание античных теоретиков риторики. Такое явление они назвали катахрезой (от греческого κατάχρησις ‘злоупотребление’). У латинских авторов употреблялось название abusio с тем же значением. Чаще всего катахреза – это стилистическая ошибка. Незадачливый советский журналист, написавший «пусть акулы империализма не протягивают к нам свои лапы», и не думал, что его фраза будет одним из самых популярных примеров такой катахрезы в отечественных справочниках.

Однако случаи типа красных чернил или сосновой дубинки, тоже представляющие собой катахрезы, ошибкой не являются. Это понимали и в античную эпоху. Римский ученый Марк Фабий Квинтилиан, автор «Наставлений оратору» - самого полного дошедшего до нас античного руководства по риторике, называл такие случаи необходимой катахрезой (abusio necessaria).

Римские авторы часто рассуждали о допустимости тех или иных выражений. В сочинении Авла Геллия «Аттические ночи» одна из глав называется «О том, что Азиний Поллион неуместно упрекнул Саллюстия за то, что он назвал переправу через пролив переходом, а тех, кто переправился, перешедшими». Суть этого спора была в том, что в «Истории» Саллюстия переправа войск на кораблях через пролив между Африкой и Испанией названа словом transgressus, а переправившиеся люди – transgressi. Азиний Поллион утверждал, что, так как transgressus происходит от глагола transgredior ‘переходить’, корень которого тот же, что и в слове gradus ‘шаг’, этим словом недопустимо называть переправу на судах. Споря с Поллионом, Авл Геллий приводит примеры того, как для плавания на судах используются глаголы, означающие передвижение пешком: например, у Катона это глагол ambulare ‘ходить’.

Подобные споры вечны. Значения слов постепенно изменяются, и часто то, что когда-то было стилистической ошибкой, для последующих поколений становится нормой. В начале XX века слово пара могло употребляться только с названиями парных предметов: ботинок, чулок и так далее. Поэтому профессора Персикова из книги «Роковые яйца» так возмутили слова журналиста:

«- Объясните мне, пожалуйста, - заговорил Персиков, - вы пишете там, в этих ваших газетах?
- Точно так, - почтительно ответил Альфред.
- И вот мне непонятно, как вы можете писать, если вы не умеете даже говорить по-русски. Что это за "пара минуточек"». Теперь же сочетаемость слова пара расширилась, и пара минут уже не кажется нам ошибкой.

Посмотрим на то, как употребляется слово буквально, воспользовавшись примерами из «Национального корпуса русского языка». Первоначально буквально означало ‘в прямом, не переносном значении слова’:

Ирина не знала, что такое "наедут", и поняла буквально: задавят машиной. [Токарева Виктория. Своя правда // «Новый Мир», № 9, 2002]

…обескураженные игроки сборной США буквально сбежали от журналистов недосягаемым для них коридором. [Дмитрий Навоша. Маньяно у Карла украл победу. Dream Team терпит первое поражение в истории (2002) // «Известия», 2002.09.05]

Также слово буквально может значить ‘дословно, точно’:

В пресс-службе ОКР неназвавшаяся сотрудница заявила нам буквально следующее: «Олимпийское собрание ― это внутреннее дело ОКР». [Андрей Митьков. Олимпийский комитет готовится к отставкам (2002) // «Известия», 2002.06.13].

Постепенно оно начало употребляться как гипербола, риторическое преувеличение, как, например, здесь:

Таким образом, в Ватикане туристы буквально на каждом шагу могут встретить какой-нибудь исторический памятник. [«Знание - сила», № 9, 2003]

Тут еще можно поспорить, на каждом ли шагу в Ватикане есть исторические памятники, на каждом втором или через десять шагов. Но из таких употреблений слова буквально возникли и те, где оно служит только показателем гиперболы, а значения ‘в прямом смысле’ у него уже нет:

Но главы региональных отделений "Единой России" буквально рвали губернаторов-коммунистов на куски [«Аргументы и факты», 2003.06.11].

Те немногие итальянские юноши, которые хотели бы учиться в консерватории, буквально тонут в море корейских и японских абитуриентов. [«Коммерсантъ-Власть», № 25, 1999]

Московские динамовцы в матче с новороссийскими футболистами буквально ходили по лезвию ножа [ТВ «Время», 8 апреля 1996].

Если воспринять здесь буквально в изначальном (буквальном!) смысле, то перед глазами возникнут страшные картины разрываемых губернаторов, тонущих студентов и балансирующих на лезвии футболистов. Когда-то, возможно, подобное употребление слова буквально считалось стилистической ошибкой, но для нас уже стало привычным.
Tags: opus
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 15 comments