Maksim (rousseau) wrote,
Maksim
rousseau

"Языки специального назначения"

Сентябрь уж наступил, пора браться за старое. Публиковалось в журнале "Столичное образование".

У многих народов существуют особые языки, грамматика которых совпадает с грамматикой обычного языка этих народов, а лексика заменена и непонятна для непосвященных. Правильнее называть их не языками, а жаргонами, но название «языки» всё-таки довольно часто употребляется в этих случаях. Используются эти языки только в особых ситуациях.

Одна из целей, для которых служат такие языки – выражение вежливости. Чтобы передать вежливое обращение, обычно употребляются или учтивые слова, или специальные учтивые грамматические формы. В некоторых языках Юго-Восточной Азии или Океании человек, желающий говорить вежливо, должен не пользоваться обычными словами, а использовать слова особого, вежливого языка. Например, в балийском языке есть четыре этикетных стиля: басэ-касар, басэ-алус, басэ-синггих и басэ-ипун. Первый из них – басэ-касар – предназначен для общения с близкими людьми, друзьями. Басэ-алус используется для общение со старшими и высокопоставленными лицами. Басэ-синггих употребляется в общении с равными, но в тех случаях, когда тот, о ком идет речь, лицо более высокого социального статуса. Басэ-ипун – самоуничижительный стиль, он нужен, чтобы говорить о себе или своем товарище в разговоре с высокопоставленными собеседниками. Вот, как может выглядеть фраза «Он уже имеет ребенка, но еще не знает об этом», на балийском языке:

Iə subə ŋəlah pianak, naŋiŋ tonden tawaŋ-ə (басэ-касар).
Idə subə maduwe putərə, naŋiŋ tonden uniŋin-idə (говорящие выражают почтение к тому, о ком говорят, для этого служат слова стиля басэ-синггих).
Ipun sampun madərbe pianak, naŋiŋ duruŋ uniŋin-ipun (разговор с собеседником, заслуживающим уважения, объект речи – близкий друг говорящего. Для почтения к слушателю используется слова стиля басэ-алус, для обозначения друга – басэ-ипун)
Idə sampun madərbe putərə, naŋiŋ duruŋ uniŋin-idə (разговор с собеседником, заслуживающим уважения, объект речи – тоже уважаемый человек).

В яванском языке выделяется «нгоко» простой язык, «кромо» вежливый язык, «мадья» средний язык. Так одно слово "дом" при обращении высшего к низшему на яванском будет omah, при обращении низшего к высшему – dalem, а у равных собеседников – grija. Вопрос "как дела?", когда вышестоящий спрашивает низшего, прозвучит: Apa padda slamet?, а, если вопрос направлен от низшего к высшему: Menapa sami sugeng?

Вежливость нужно проявлять не только по отношению к людям, но также и в адрес богов и духов. Поэтому у некоторых народов существуют языки, предназначенные для общения со сверхъестественными языками. Жители острова Буру в Восточной Индонезии считают, что область Гаран на этом острове населена духами. Поэтому люди, находящиеся в этой области должны говорить не на языке буру, а на особом языке ли-гаран. Грамматика языка ли-гаран, как и других языков «специального использования», совпадает с грамматикой обычного языка – в данном случае языка буру, а слова заменены. Ли-гаран охватывает обозначения человека, частей тела, важнейших действий, видов пищи, а также числительные и служебные показатели отрицания. Если человек не будет использовать этот язык, когда необходимо, то, по мнению народа буру, духи разгневаются и отмстят.

Часто бывает так, что обычаи народа требуют особого отношения к определенному классу родственников, избегания их, ограничений в общении. Как правило, это относится к общению женщины с тестем или зятем и мужчины – с тещей или невесткой. Иногда в этот класс включаются и другие родственники. Особое отношение к этим людям отражается и в языке. У австралийского народа дирбал существовало две системы слов: гувал (обычный язык) и дьялнгуй (для общения с «табуированными» родственниками). Дьялгуй получил у исследователей название «тещин язык». Интересно, что в дьялнгуе используются общие слова «птица», «ящерица», «змея» и прочие, а в гувале – названия конкретных видов, а общих терминов нет. То же и с глаголами: в повседневном языке нет общего слова для «следить», «уставиться», «подсматривать», «смотреть ночью при помощи света», а в дьялнгуе есть слово со значением «смотреть», но нет слов для выражения оттенков значений. Таким образом, лексика гувала богаче, но вместе с тем не имеет слов для родовых понятий. Помимо существительных и глаголов гувал и дьялгуй имели разные системы местоимений.

Некоторые тайные языки применяются людьми, когда те выполняют определенную работу. Часто это охота или рыбная ловля. Практически по всему миру охотники и рыбаки избегают прямо называть свое занятие и свою добычу. Иногда же они применяют специальный тайный язык. В этих случае действует поверье, что животное (или охраняющий его дух), понимает обычный язык и прячется от охотников. Некоторые племена верят, что духи деревьев тоже могут понимать обычный язык и менять свойства растения, делая его менее ценным. Поэтому возникли такие тайные языки, как язык ar-baŋu у племени чамов. На нем говорят, когда отправляются собирать ценную смолу у дерева из рода Aquilaria. На Новой Гвинее у ряда народов имеются «панданусовые языки». Эти языки используют, когда наступает сезон сбора панданусовых орехов. У народа бада на острове Сулавеси есть «жатвенный язык», на котором говорят во время уборки урожая риса.

Опасным занятием было и мореплавание. Следовало скрыть от морских духов планы мореходов. Для этого нужен специальный морской язык. Такой язык под названием сасахара существовал у сангирцев – народа, живущего на индонезийских островах Сангихе и Талауд. Интересно, что у сангирцев был и еще один специальный язык – сасалили, служивший для вежливого стиля. Если в сасахара использовались в основном замены слов на другие, то в сасалили слова заменялись иносказательными описаниями.

«Тайные языки» существовали не только в далеких экзотических странах. Они хорошо известны и в Европе, где использовались разными группами людей: преступниками, нищими, бродячими торговцами, ремесленниками. Самый старый подобный язык, зафиксированный в Европе, это язык немецких нищих XIII века. В XV веке поэт Франсуа Вийон написал несколько баллад на языке французских преступников.

Существовали тайные языки и в России. Самый известный из них – язык бродячих торговцев офень. Впервые он под названием «суздальский» был зафиксирован в «Сравнительном словаре всех языков и наречий» П. С. Палласа (1789). В 1820 году в издании «Общества любителей российской словесности» был опубликован словарь «офенского наречия» и несколько текстов на нем. Тексты эти были такие:

Масу зетил ёный ховряк – в хлябном костре Ботусе мастырится клевая оклюга, на мастырку эбетой биряют скень юс – поёрчим на масовском остряке и повершаем, да пулим ширвару.
«Мне рассказывал один господин, что в столичном городе Москве строится вновь чудесная церковь, на устраение которой делаются чрезвычайные пожертвования: так поедем мы туда на моей лошади и посмотрим, а посли купим там товару».

Мас скудается – устрекую шуры не прикосали бы и не отюхтили шивару.
«Я боюсь, как бы нас дорогую не прибили воры, и не отняли товару».

Немного позднее появились и другие записи, например: Мисовской курёхой стремыжный бендюх прохандырил трущи, лохи биряли колыги и гамза… «Нашей дереней третьего дня проходили солдаты, мужики их угощали брагою и вином…». Из текстов видно, что грамматика (склонения, спряжения) в языке офень русская, а слова – особые.

Известна даже песня на этом секретном языке, ее записал известный филолог И. И. Срезневский:
Ой и мас не смурак, а ламон карюк.
По турлу кондырю, коробей нарю.
Коробей нарю, карючков вершаю.
Карючок клевенёк, тудонной вербушок,
Сквоженька красимка – гальм да красима.
Погорби басва маса, закуравлю с басвой!

«Ой и я не дурак – молодой молодец, по селу хожу до короб ношу. Короб ношу, на девиц гляжу. Девица милочка, черный глазок, личико красиво – кровь с молоком! Полюби ты меня, заживу я с тобой!».

Много сделал для сбора слов офенского языка В. И. Даль. Он изучил языки бродячих торговцев Владимирской, Костромской, Симбирской и Рязанской губерний. Записывал Даль и слова из тайного языка петербургских мошенников (он назывался музыка, или байковский язык). Именно в этом языке, если верить Далю, впервые появилось слово бабки в значении ‘деньги’. Также Даль предполагал, что в прошлом существовал язык волжских разбойников, от которого сохранились выражения дуван дуванить и сарынь на кичку. В России помимо языка бродячих торговцев существовали и другие тайные языки, например, «жгонский язык» – язык ремесленников–шерстобитов, которые ходили по всей России, скупая шерсть. Тайные языки России могут послужить темой особого рассказа.

Замена слов на другие, непонятные – не единственный способ создать «тайный язык». Можно добавлять к словам лишние звуки, убирать звуки или переставлять их внутри слова. У народа ибанов в Индонезии существовал тайный язык под названием джако-келаунг. Он использовался для того, чтобы скрывать от взрослых смысл разговоров молодых людей с девушками. Ибаны жили в длинных больших домах, где поговорить без свидетелей было трудно. Слова языка джако-келаунг получались при помощи перестановки. Вместо taun ‘год’ говорили utan, вместо ŋanti ‘ждать’ – ntiŋa.

Сходным образом устроен язык прокем – сленг молодежи в городах Индонезии. В середине XX века он использовался как тайный язык преступников, но с 1980-х годов стал употребляться среди молодежи. Название языка происходит от индонезийского слова preman ‘частный’, последние два звука которого опущены, а в оставшуюся часть вставлен элемент -ok-. Многие другие слова этого сленга образованы сходным образом: bokap ‘отец’ (вместо bapa), bokin ‘жена’ (вместо bini). Используются и другие способы словообразования – перестановка слогов: giper ‘идти’ (вместо pergi).
Tags: opus
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 20 comments