Maksim (rousseau) wrote,
Maksim
rousseau

иногда гусь это просто гусь

Как теперь принято говорить, литературоведы такие литературоведы...

Из комментариев Ю. Щеглова к "Золотому теленку":

Погоня Паниковского за гусями представляет особый интерес. Если Паниковский на архетипическом уровне связан со злым подземным началом, то гусь, напротив, предстает в ряде мифологий мира как благородная птица, ассоциируемая со светом и солнцем [см., например, Chevalier et Gheerbrant, Dictionnaire des symboles: «Oie» и др.], так что, собственно говоря, архаическим фоном данной ситуации может считаться борьба хтонического чудовища (дракона) с силами света, его попытка украсть и проглотить солнце. <...>
С другой стороны, преследование (всегда неудачное) и осквернение гусей может рассматриваться как замаскированная форма нечистых старческих вожделений Паниковского, которого «девушки не любят» [14] и в чьем предсмертном бреду «шейка» и «ножка» гуся смешиваются с сексуальными образами («фемина» [25].). Эта интерпретация подкрепляется, между прочим, параллелью с известным рассказом И. Бабеля «Мой первый гусь», где надругательство над прекрасной белой птицей служит субститутом насилия над женщиной (рекомендуемого герою квартирьером: «А испорть вы даму, самую чистенькую даму, тогда вам от бойцов ласка...»). Сексуальный подтекст погони Паниковского за гусями вполне согласуется с его хтонично-рептильными чертами, в частности, с распространенным мифом о змее или драконе, забирающем у города девственниц.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 20 comments