Maksim (rousseau) wrote,
Maksim
rousseau

A Grafted Tongue / Пересаженная речь

Джон Монтегю (1929 - 2016), один из самых известных поэтов Ирландии XX века. Родился в Нью-Йорке в ирландской семье, в 1933 году был отправлен родителями в Ирландию и провел детство на ферме в графстве Тирон. Учился в Университетском колледже Дублина. Первые стихи опубликовал в студенческие годы. С 1953 года - учился в Йельском университете по программе Фулбрайта. Вернувшись в Ирландию работал в ирландском бюро по туризму (Fáilte Ireland) и подготовил свой первый поэтический сборник «Отравленные земли» (1961). Автор нескольких сборников стихотворений, а также рассказов и двух томов воспоминаний. В 1998 году стал первым, кто был избран на кафедру поэзии Ирландии (Ireland Chair of Poetry, аналог звания поэта-лауреата).
Стихотворение "Пересаженная речь" я узнал, когда когда-то давно в ЖЖ его процитировал mehmet. Оригинал взят отсюда, перевод Г. Кружкова издан в сборнике «Поэзия Ирландии» (М.: Художественная литература. 1988. С. 389.)

(Dumb,
bloodied, the severed
head now chokes to
speak another tongue –

As in
a long suppressed dream,
some stuttering garb-
led ordeal of my own)

An Irish
child weeps at school
repeating its English.
After each mistake

The master
gouges another mark
on the tally stick
hung about its neck

Like a bell
on a cow, a hobble
on a straying goat.
To slur and stumble

In shame
the altered syllables
of your own name:
to stray sadly home

And find
the turf-cured width
of your parents' hearth
growing slowly alien:

In cabin
and field, they still
speak the old tongue.
You may greet no one.

To grow
a second tongue, as
harsh a humiliation
as twice to be born.

Decades later
that child's grandchild's
speech stumbles over lost
syllables of an old order.
(Отрубленная,
окровавленная голова
силится прохрипеть
слова чужого языка:

В мутном
навязчивом сне
застрявшая во мне
заикающаяся тоска)

Плачет
ирландский мальчишка,
отвечая английский урок.
Каждую ошибку

Учитель
отмечает на бирке,
болтающейся
на шее ученика,

Как звонок
на корове или привязь
на шелапутном козле.
Коверкая каждый слог,

Путаться
со стыдом и отчаянием
в собственном имени
и плестись домой,

Чувствуя,
как родной очаг
с тлеющим торфом
становится тебе чужд.

В овчарне
и в хижине они до сих пор
говорят на своем языке —
ты не можешь вступить в разговор.

Приживить
чужое наречье —
такая же мука,
как снова родиться.

Через сто лет
внук твоих внуков
споткнется о потерянный слог
языка, которого нет.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments