Maksim (rousseau) wrote,
Maksim
rousseau

Categories:

С. И. Соболевский (продолжение)

Еще о Соболевском. Тут, кстати, выяснилось, что среди его работ есть и "Песня Gaudeamus igitur и ее история" ("Журнал Министерства народного просвещения", 1905, декабрь, 2) - сто лет назад.
Продолжаю цитировать воспоминания В. Н. Ярхо.


Оба древних языка он знал, как родные, и если кто-нибудь из нас пытался для упражнения в языке переводить с русского на греческий (правда, такое случалось нечасто), а потом осмеливался показать свои труды С. И., тот не слишком бранил за ошибки, но по поводу какого-нибудь оборота, грамматически правильного, мог заметить: "А вот так по-гречески всё-таки (!) не говорили, здесь лучше употребить (такой-то) союз", и можно было не копаться в самых обстоятельных грамматиках, они бы только подтвердили приговор Сергея Ивановича.
К нам Сергей Иванович относился снисходительно. При чтении Аристофана большей частью объяснял всё сам, а когда в ответ на какой-нибудь его вопрос воцарялось тягостное молчание, он удивленно спрашивал: "Как же, друзья мои, вы этого не знаете?" и, чтобы мы лучше запомнили какое-нибудь правило, любил приводить занятные примеры из русского языка. Например, при употреблении будущего времени в так называемых реальных условных периодах: "Если женщина захочет, то и мертвый захохочет". В другой раз попался греческий подчинительный союз со значением "чтобы" после управляемого им глагола. У С. И. был готов пример, по-видимому, из какой-то оперетки начала XX века: "Не хочу быть астрономом, наблюдать чтоб звезд теченье, а хочу быть гастрономом я в казенном учрежденье". Про него самого рассказывали, что во время болезни, когда нельзя было заниматься за столом, он коротал время, сочиняя стихи по-древнегречески <...>
...на вопрос, точен ли его перевод Лисия? "Друзья мои, - сказал он тогда, - ведь это художественный перевод, а он не может и не должен быть точным. Если точный, значит, нехудожественный". <...>
По своим научным симпатиям и знанию научной литературы С. И. принадлежал к XIX веку. Один раз на занятиях я спросил его, как он относится к очень известному французскому изданию Аристофана, которое впервые вышло в 20-е годы нашего столетия, а потом часто переиздавалось. "Я этого издания, - сказал С. И. - не знаю; я ведь после войны ничего из-за границы не получаю". Война только что окончилась, и я бы удовлетворился этим ответом, если бы кто-то из однокурсников не надоумил меня, что речь идет о Первой мировой войне. Много лет спустя <...> я спросил его, пользуется ли он услугами Книжного отдела Академии Наук, через который снабжалась в определенных пределах иностранной научной литературой наша профессура <...> Разговор этот происходил в начале 1955 года, вскоре после отстранения Маленкова. И вот в ответ на свой вопрос я получил из уст С. И. такое объяснение: "Вы ошибаетесь, друг мой, в моих возможностях. Если такие господа, как Малёнков, слетают, то я для них ровно ничего не значу" (он так и сказал: Малёнков).
Tags: memorias
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments