September 2nd, 2020

rousseau

Очень старое слово

В современном французском языке слово mesquin сейчас обычно употребляется в значении «мелочный, мелкий, пошлый, ничтожный; такой, какому недостает величия, масштаба» (des vues mesquines «узкие взгляды»). Более раннее его значение «скудный, скаредный, скупой». Возникло оно в начале XVII века, а заимствовано было из испанского или итальянского языков. Испанское mequino с середины X века значило «бедный нуждающийся», а позже (первая половина XVI века) «скупой, жадный» и «мелочный, низменный». Аналогичные значения имелись у итальянского meschino. В Испании в Средние века слово обозначало также крепостного крестьянина из испанцев (в отличие от exarico – крепостного из мавров). Испанский и итальянский языки заимствовали это слово из арабского miskīn «бедный, нуждающийся», арабский – из сирийского meskēnā «бедный, несчастный, жалкий», а сирийский – из аккадского muškēnum.

В Вавилонской державе времен Хаммурапи (XVIII в. до н. э.) население делилось на три категории. Представители экономической верхушки носили название awīlum (букв. «человек»), рабы назывались wardum. Между эти двумя категориями располагалась третья, которая называлась muškēnum. Как проходила граница между awīlum и muškēnum, полностью не ясно. Непонятно даже, была ли она проницаемой: мог ли человек перейти из одной в другую, разбогатев или обеднев, или же он оставался в той группе, к какой принадлежал по рождению. Известный востоковед И. М. Дьяконов в статье «Мушкенум и повинностное землевладение на царской земле при Хаммурапи» и в последующих работах по экономике Древнего Востока пришел к выводу, что awīlum владели земельными наделами и могли передавать и получать их по наследству, тогда как muškēnum получали землю от царя в за выполняемую службу (для них используется термин «царские работники»). Согласно Дьяконову, положение muškēnum в обществе было низким.
При этом стоит учитывать, что значение слов awīlum и muškēnum зависило от контекста. Awīlum могло обозначать человека вообще, или же свободного человека в противопоставлении рабу, или же представители элиты (awīlum в узком смысле). А muškēnum употреблялось по отношению к любому подданному царя или же обычного обывателя (а не awīlum). Недавний анализ употребления этих слов в документах XIX – XVIII веков до н. э. можно прочитать в статье Н. В. Козыревой (2018). Со временем, аккадское muškēnum и далее его наследник в арамейском языке – слово meskēnā стали употребляться в значений «бедный, неимущий». Так начался долгий путь этого слова, приведший его во французский язык.