Maksim (rousseau) wrote,
Maksim
rousseau

Category:

Путь в Сибирь (2)

Заселение русскими Сибири и язык. Этнонимы. Заимствования. Черти-лоча. Топонимы. Самоеды.
Основано на статьях Хелимского и Аникина, немного на других источниках. Публиковалось в журнале "Иностранные языки и учеба за рубежом".


Русские проникали в Сибирь по трем основным путям. Самый древний из них - в "Мангазейский морской ход" - освоили XVI веке мореплаватели-поморы. Они плыли вдоль полуострова Ямал, к Тазовской губе, низовьям Енисея и Таймыру. В 1601 году на реке Таз был основан Мангазейский острог. Он получил такое название по местному населению ("люди самоедь зовомые Малгозеи"). Малгозеями или мангазеями русские называли один из местных народов - энцев, которых их соседи ненцы называли моŋганси. Долгие годы переселение русских в Сибирь происходило по этому морскому пути, на особых судах-кочах, специально приспособленных для плавания в водах Северного Ледовитого океана.
К XIII веку появился другой маршрут проникновения за Урал. Новгородцы проникли в так называемую Югорскую землю. Сейчас это западная часть Ханты-Мансийского автономного округа. Оттуда русские проникали в Нижнее Пообье и Северное Прииртышье. Этот путь называли раньше "чрезкаменным", так как путешественникам приходилось переправляться через Уральские горы, которые в то время называли Камень.
Наконец, третий путь возник после похода Ермака (1582 - 1583 годы). Он вел на восток через Тобольск или Тюмень, и именно он стал основным путем, по которому русские в XVII веке дошли до берегов Тихого океана.
Интересно, что следы этих трех путей можно обнаружить в русском языке и в языках народов Сибири. Лингвист Е. А. Хелимский отметил, что названия русских в сибирских языках бывают трех основных типов. Тремя путями шло заселение русскими Сибири, трижды появлялось и слово, обозначающее русских.
К первому типу относятся ненецкое лууца, эвенкийское лууца, энецкое люотя. Из эвенкийского эти формы распространились в других тунгусо-маньчжурских языках и в якутском (нуучча). Все эти формы восходят к древне-ненецкому луотса и появились благодаря "Мангазейскому морскому ходу". Второй тип представлен мансийским словом русь, хантыйским руть, селькупским рушь. Источник этих названий - слово роч из языка коми. Появились они благодаря второму маршруту. Наконец, в тюркских языках юга Сибири русских называют орус или урус. К этому варианту восходит и бурятское слово ород. Появились эти слова благодаря пути, начатому Ермаком.
Есть за Уралом и другие названия русских. Кеты, живущие на Енисее, называют русских сирэ. Это название, как пишет Е. А. Хелимский, происходит от слова зырянин и объясняется тем, что проводниками русских отрядов в этой части Сибири часто служили коми-зыряне.
Распространенный вариант названия русских восходит к слову казак. Это зафиксированное в селькупском слово kas(s)ak, в нганасанском - слово kaja'ka. В исчезнувших ныне аринском и ассанском языках, относившихся к енисейской семье, русские назывались kazak. В якутских диалектах отмечаются слова kasak, xasak, xasax 'русский казак'. В тюркских языках Алтая, например телеутском или алтайском, встречается слово qazaq 'русский'.
В юкагирском языке, прежде чем там установилось слово луши 'русский', были известны и другие названия для русских поселенцев. Их называли англи, что значит 'сердитый, страшный, горячий'. Также существовало название ногшоц'о, которое буквально значит 'соболяк, охотник за соболем'. Мех соболя долгие годы был главным товаром, вывозимым из Сибири. Русские сами охотились на соболей и собирали состоящий из собольих шкурок ясак с местных жителей.
Интересная история произошла на Дальнем Востоке - в маньчжурском языке. До него дошло название первого типа, которое в маньчжурском приобрело форму лоча. Санскритское слово rākšas 'злой демон', попав в китайский, превратилось в luocha, которое перешло в маньчжурское лоча. Таким образом, обозначение русских в маньчжурском языке совпало с названием демона, преследующего людей. Влиянием маньчжурского языка можно объяснить и то, что в бурятских диалектах слово мангад 'многоголовое чудовище-людоед' тоже получило значение 'русский'.
Остались и другие лингвистические следы заселения Сибири. Люди, прибывшие "Мангазейским морским ходом" говорили на поморских и новгородских диалектах. В результате русские диалекты Сибири, возникшие благодаря этим людям, также сохраняли черты диалектов северной части европейской России. Когда в 1980-х годах была найдена семья таёжных отшельников-староверов Лыковых, диалектологи, исследовавшие речь Агафьи Лыковой, сумели установить, что предки этой семьи попали в Сибирь "Мангазейским морским ходом".
Доктор филологических наук А. Е. Аникин, многие годы изучающий связи русского языка с языками народов Сибири и Дальнего Востока, нашел немало лексических свидетельств о "Мангазейском морском ходе". Одно из них - северорусское слово шелоник - название ветра (юго-западного) на оз. Ильмень в сторону Новгорода (букв. 'ветер с реки Шелонь'). В Сибири, далеко от реки Шелонь, это слово, принесенное новгородцами, стало названием юго-западных или южных ветров: шолоник, солоник в Туруханском крае, шалоник, салоник на Колыме, шалонник в Прибайкалье.
Пришло в Сибирь и название судов, на которых русские плыли по Мангазейскому ходу. Суда эти, как уже упоминалось, поморы называли коч или коча. Это же слово мы встречаем в русских диалектах Сибири. Обратимся к словарю Даля: "Коча, кочь или кочмара арх[ангельское]. палубное двумачтовое мореходное судно, поменьше ладьи. || Сиб[ирское]. большое палубное, речное судно, с веслами и с парусами".
Были слова, заимствованные в русские диалекты из языка коми, а потом по "чрезкаменному" пути пришедшие в Сибирь. У народа коми есть слово чомкост 'расстояние между двумя шалашами' (из чом 'шалаш' + кост 'промежуток'). Оно попало в диалекты русского севера: чемкос 'отрезок пути около 5 верст от одного урочища (леса, холма и др.) до другого' (Мезень, Архангельской обл.), чумкос 'расстояние, которое промышленник без отдыха пробегает на лыжах' (Вологда). А потом мы встречаем это слово уже в русских диалектах Западной Сибири: чемкос 'путевая мера, около 5 верст, которая считается по плесам, между примечательными мысами, островами и прочими предметами, для определения проплытого расстояния по реке'.
Похожую судьбу имеет северорусское слово сев.-рус. синикуй 'отделение чума, где крещеные самоеды помещают иконы, а не крещеные - идолов'. Оно происходит от ненецкого синико, уменьшительной формы от син- 'сторона чума против входа, которая считается священной'. За Уралом же мы находим в енисейских русских говорах синикуй 'место против входа в самоедском чуме (считается священным и служит хранилищем лучших вещей)'. Есть еще ряд ненецких заимствований, перешедших в Западную Сибирь вместе с русскими.
К подобным словам относятся не только нарицательные существительные, но и географические названия. Например, топоним Енисей. Обычное название Енисея в языках Южной и Средней Сибири - Кем. Русское же слово Енисей происходит из древне-ненецкого Енэсий (совр. Ензя-ям). В XVII веке слова Енисей и Кем использовались в русских текстах одновременно, но при этом не отождествлялись друг с другом. Кем обозначало верхнюю часть течения Енисея, Енисей - нижнюю, вплоть до дельты. То, что это одна и та же река, стало понятно не сразу. Потом название Енисей закрепилось в русском языке, а Кем исчезло. Сохранилось оно в названии Енисея на территории Тувы - Улуг-Хем (по-русски "Верхний Енисей").
Интересна история слова самоед. В форме самоядь это слово отмечено в Повести временных лет под 1096 годом: "Югра же людье есть язык нем и соседят с Самоядью на полуночных странах". Так на северо-востоке Европы и Нижнем Пообье русские называли ненцев. Пришло слово самоядь из языка другого северного народа - саамов. По мнению одних лингвистов, это слово происходит от саамского названия Лапландии Sāme-ænà 'земля саамов', в родительном падеже Sāme-ædnàma. Другие считают, что источником слова самоед является саамское словосочетание со значением "похожие на саамов", так саамы называли своих соседей-ненцев, живших у Белого моря.
Если же мы услышим слово самоед в верховьях Енисея, то оно будет обозначать энцев и нганасанов, но не ненцев (на Енисее их называли юраками). Область расселения ненцев тянется от Белого моря до Енисея непрерывно, поэтому то, что слово самоед употребляется только в западной и восточной частях этой области, да еще и меняет значение, кажется странным. Однако причина становится ясной, если проследить по карте пути плаваний поморов. Они отправлялись с полуострова Ямал к рекам Таз и Енисей, где живут энцы и нганасаны. Их поморы и отождествляли с ямальскими ненцами, поэтому и применяли знакомое слово самоед. Ненцы же, живущие между Обью и Енисеем, оставались в стороне от этого пути и позднее воспринимались как другой народ.
Tags: opus
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 16 comments