Maksim (rousseau) wrote,
Maksim
rousseau

Тараканы и чудовища

Этнонимы и что с ними бывает. Публиковалось в журнале "Иностранные языки и учеба за рубежом". КОгда текст писался, я еще не был знаком с книгой Е. Л. Березович "Язык и традиционная культура", так что, видимо, продолжение следует.

Сегодня речь пойдет об этнонимах – словах, обозначающих народы. Известный специалист по ономастике В. А. Никонов писал, что «у этнонимов три плана значений: доэтнонимическое (этимологическое), часто утраченное полностью или частично; собственно этнонимическое – само реальное содержание этнонима, то есть соотнесенность с означаемым им объектом; отэтнонимическое, которого может и не возникнуть».
С собственно этнонимическим значением всё ясно – этнонимы обозначают представителей того или иного народа. Следует лишь подчеркнуть, что этнонимы бывают двух видов: названия, которые народы дают сами себе, и названия, которые народам дают соседи. Первые называются автоэтнонимами или самоназваниями, вторые – аллоэтнонимами. Например, тот народ, который мы называем финнами, сам себя называет suomalainen. Следовательно финны – это аллоэтноним, suomalainen – автоэтноним. Часто аллоэтнонимы возникают из названия той части народа, которая непосредственно соприкасается с другим. В латышском языке русских до сих пор называют krievs, от названия славянского племени кривичей, жившего в северо-западной части русских земель, граничивших с местами обитания предков современных латышей. А финны называют русских venalainen по названию другого славянского племени – венедов, находившегося в соседстве с финскими племенами.
А вот два других значения этнонимов проявляются, когда мы пытаемся выяснить, откуда произошло название народа, и какие переносные значния оно могло приобрести. Одно из самых распространенных доэтнонимических значений у самоназваний народов – это просто ‘человек’ или ‘настоящий человек’. Также название для своего народа часто может обозначать буквально ‘владеющий языком’, ‘говорящий понятно’. Например, этноним славяне связан со словом слово, то есть славяне (словене), это те, кто владеет словом. Соседние народы, говорящие на других языках, часто обозначаются как немые, поэтому слово немой служит источником для аллоэтнонимов. Нам хорошо знакомо слово немец, происходящее от прилагательного немой. Аналогично и в других славянских языках: два болгарских слова нéмец ‘житель Германии’ и немéц ‘немой’, сербохорватское ниjемац ‘немец, немой’, чешское nemec ‘немец’, польское niemiec, верхнелужицкое nemc, нижнелужицкое nimc. Сравним эти слова с русским словом, зафиксированном в смоленских говорах: немчик ‘ребенок, который еще не говорит’. Слово немцы для обозначения иноязычных народов употреблялось с глубокой древности - в Лаврентьевской летописи под 1096 годом читаем: Югра же людие есть языкъ немъ, т. е. ‘иноязычный (немой) народ’. Сохранилось подобное употребление до недавнего времени, Гоголь в примечании к рассказу "Ночь перед Рождеством" пишет: «Немцем у нас называют всякого, кто только из чужой земли, хоть будь он француз, или цесарец, или швед - все немец».
Но не стоит думать, что подобное происходит только в славянских языках. Существует и арабское слово ’a‘ğam- ‘немой, бессловесный’, означающее также ‘неараб’. Из арабского заимствованно курдское áĵam ‘перс’, то есть ‘не курд’. В караимском языке есть слово тильсиз, означающее ‘немой’ и ‘немец’.
А что можно сказать о значении, которое В. А. Никонов назвал отэтнонимическим? Никонов писал о нем так: «В силу своей связи с обозначаемым объектом этноним может получить новые значения по тем или иным признакам означаемого объекта. О человеке смуглом или бродячем в дореволюционной России говорили цыган. Это совесем новое значение, не этнонимическое, а отэтнонимическое…».
В ряде европейских языков после военных походов монголо-татар XIII – XIV веков у слова tartar возникли переносные значение связанные с жестокостью или разорением, опустошением. Например, английское слово tartar означает ‘татарин’, а также ‘человек дикого, необузданного нрава’ и ‘сильный противник’. Есть выражения to catch a Tartar ‘столкнуться с более сильным противником, встретить сильный отпор’, young Tartar ‘трудный, капризный ребенок’. В польском выражении pustki jak po Tatarach или в немецком schlimmer als die Tataren ‘всё разрушающий’ (букв. ‘хуже, чем татары’) отражен взгляд на татар как на разрушителей. Интересно, что это явление наблюдается и в исландском языке, хотя до Исландии ни разу не добирались азиатские завоеватели: исл. tartari ‘татарин’ и ‘грубый, жестокий человек’, tyrki ‘турок’ и ‘жестокий человек, мучитель’. Интересны словацкие диалектные слова zatafátit’ ‘нерасчетливо потратить, потерять’, odtafátit’ ‘продать за бесценок’, roztatátit’ ‘расточить, легкомысленно растратить,растранжирить’. Они тоже происходят от названия татар.
Французское esclave, английское slave, немецкое Sklave ‘раб’ происходят от слова славяне. Это связано с тем, что в раннесредневековой Европе много рабов по своему происхождению было славянскими пленниками. Точно также и древнеанглийское слово wealh ‘иностранец’ (первоначально ‘кельт, валлиец’) приобрело значение ‘раб’. В африканском языке суахили слово mja имеет значения ‘незнакомец, иностранец’ и ‘раб’.
Названия народдов могут получать самые разные значения. В караимском языке слово кемэц означает ‘русский’ и ‘солдат’. Словацкий диалектный глагол čechovat’ ‘бранить’ первоначально значил ‘обзывать кого-нибудь чехом’. Исландское слово spánskur ‘испанский’ означает еще и ‘странный, удивительный’: mér kemur það spánskt fyrir ‘мне представляется это очень странным’. В языке суахили есть слово Kichina ‘китайский язык’ и ‘что-либо непонятное’. Аналоичные выражения есть в русском – китайская грамота, и во французском – du chinois. А вот итальянец скажет non è mica arabo ‘это понятно’ (букв. ‘ничего арабского’) или parlare turco ‘непонятно говорить’, англичанин же употребит выражение to be Greek to smb. ‘быть совершенно не понятным для кого-либо’.
Есть целый ряд случаев, которые демонстрирую интересную закономерность: названия чужих народов становятся названиями мифических великанов или чудовищ. Русское слово исполин, как и польское stolim, stołym, stolin, stwolin ‘великан’, кашубское stolem ‘великан’, связаны с названием племени спалов, жившего в Причерноморье и побежденного готами во II веке. Церковнославянское чоудъ ‘великан’ – c финским племенем чудь. Русские диалектные велет, волот, укр. велет, велетень ‘великан’ – со славянским племенем вильцы. Украинские диалектные варяг, варяга ‘здоровяк’ – с названием варягов. В русских диалектах можно найти и немало другие примеры: курское дулеп ‘высокорослый и глуповатый человек’ и славянское племя дулебов. В олонецкой былине встречается слово поляк ‘удалец, богатырь (иноземный)’. Немецкое Hüne ‘исполин, великан’ происходит от названия племени гуннов. Славянское название народа аваров – обре – дало древнепольские olbrzym ‘великан, гигант’, верхне-лужицкое hober ‘великан’, чешское obr, словацкое obor, obrín ‘исполин, великан’, словенское óber ‘великан’. От названия евреев происходят восточно-болгарское (д)жидове ‘великаны’, сербское диалектное џдове, румынское диалектное jidov ‘еврей; мифологический великан’. Не избежали подобной судьбы и названия римлян и греков: южно-болгарское латини ‘великаны’ (латини-исполини), вост.-болг. елини, юж.-болг., макед. елими ‘великаны’. Осетинское название мифического чудовища Rujmon происходит от Rum ‘Рим’ и когда-то значило ‘римлянин’. В зороастрийской священной книге Авесте есть слово dahāka- ‘демон’. Оно связано с доарийским племенем дахов (авест. dāha-, санскр. dāsa-). Французское слово ogre ‘великан-людоед’ происходит от hongre ‘венгр’.
Но не всегда названия других народов становятся обозначениями великанов или страшных чудовищ. Хорошо известен пример, когда этноним стал обозначением насекомого. Это русское слово прусак ‘рыжий таракан’, происходящее от пруссак ‘житель Пруссии, немец’. Появление такого названия иногда связывают с событиями Семилетней войны 1756 - 1762 годов. В русских диалектах значение ‘такаран’ также зафикировано у слов: цыган, швед, француз, немец, чудак (< чудь), киргиз. М. Фасмер упоминает, что в чешском языке было слово šváb ‘таракан’, изначальное значение которого – ‘житель Швабии (область в Германии)’. В дневниках писателя Анатоля Франса рассказывается, что в средневековых Сиене и Флоренции тараканов называли соответственно флорентиец и сиенец.
Tags: opus
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 49 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →