Maksim (rousseau) wrote,
Maksim
rousseau

История Ё

Извините, что долго не появляюсь. Стараюсь, по мере возможности, хотя бы читать вас, а уж до того, чтобы писать руки совсем не доходят. Вот некоторый текст. Филологи не найдут ничего нового, чего бы они не знали из курсов русского истграма и книги Панова об истории литературного произношения. Текст публиковался в журнале "Столичное образование".
Одна БОЛЬШАЯ просьба - давайте не будет обсуждать в комментариях вопрос о том, нужна ли буква Ё, следует ли употреблять эту букву обязательно и последовательно или наоборот, надо запретить ее и расстрелять всех, кто ставит над е две точки. В интернете немало мест, где можно поговорить на эту тему. Я в этом тексте хотел рассказать о другом: почему вообще возникла необходимость изобрести эту букву. Остальным комментариям я, как обычно, буду рад.


Пожалуй, среди букв русского алфавита самая сложная судьба у буквы Ё. Она появилась только в XVIII веке. И до сих пор не утихают споры, нужно ли ее употреблять, если нужно, то всегда или только в некоторых случаях. Не вдаваясь в эти споры, попробуем ответить на другой вопрос: почему возникла необходимость в новой букве? Второй вопрос, интересующий нас, как произнесение Ё вместо Е проникало в литературный язык?
Событие в русском языке, вызвавшее появление буквы Ё, это переход звука Е в О после мягких согласных перед твердыми. Например в слове пес звук Е стоит после мягкого звука П и перед твердым С, поэтому это слово в какой-то момент стало произноситься как пёс. Перед мягкими согласными Е сохранилось (ёлка, но ель). Отражается это явление (благодаря ошибкам писцов) в русских памятниках с конца XII века: роубловъ, пришолъ вместо роублевъ, пришелъ.
Видимо, изначально это изменение происходило и под ударением, и нет (в памятниках: съкажомъ, моужомъ, имоущому). В окающих говорах до сих пор возможно Ё не под ударением: нёсý, вёдý, пóлё, мóрё. Но зафиксировался такой вариант только под ударением, так как в акающих говорах (и в современном литературном языке) безударное Ё невозможно.
Объясняется возникновение О на месте Е влиянием последующего твердого согласного. В. Н. Сидоров писал, что такое влияние стало возможным после того, как перестали произноситься редуцированные (сверхкраткие) гласные Ь и Ъ. Сначала было, например, неслъ (два слога). Потом гласный Ъ перестал произноситься. Получилось нес (один слог). Теперь звук С попал в тот же слог, что и Е. Внутри одного слога влияние последующего звука сильнее. Под влиянием твердого С гласный звук перешел в О - получилось нёс [н`оc]. В некоторых говорах это изменение не произошло. Там сохранилось произношение
зерны ‘зёрна’, дешевай ‘дешёвый’ и пр.
Потом в какой-то момент эта закономерность перестала действовать. Поэтому звук Е не перешел в О (Ё) перед теми согласными, которые отвердели в позднее время. Например, слова отец, конец, а не отёц, конёц (Ц долгое время был мягким звуком, отвердение его произошло со второй половины XV века).
В современном языке произносится Е (а не О(Ё)) после мягкого согласного перед твердым в следующих случаях:
1. когда этот звук Е происходит из ѣ (сохранявшегося долгое время на письме, но совпавшего в произношении с Е): лес, бес, тело, сено, хлеб. Ять не переходил в О.
2. Когда последующий согласный отвердел поздно. Уже упоминавшиеся примеры: отец, конец, а также первый, верх. Ведь еще сравнительно недавно говорили [перьвый], [верьх].
3. в словах церковнославянского происхождения (в церковнославянском этого перехода не было): небо (ср. рус. нёбо), крест (ср. перекрёсток), житие, бытие (но житьё-бытьё).
4. в иноязычных заимствованиях: портрет, брезент и др.
Иногда бывает Ё перед мягким согласным: к берёзе, на клёне - это объясняется влиянием форм именительного падежа берёза, клён, где этот согласный тведый; идёте - под влиянием формы идём; мётел, вётел - под влиянием форм мётлы, вётлы.
Возникнув в разговорной речи, произношение Ё стало проникать в литературный язык (пока еще только произношение, ведь самой буквы еще не было!). Историю этого можно проследить с помощью книги М. В. Панова «История русского литературного произношения XVIII-XX вв». В этой книге по свидетельствам современников и по косвенным данным – например, анализу рифм – восстанавливается произношение, своественное тем временам.
Вторая половина XVIII века – произношение Ё только начинает проникать в литературу из устной речи. У Панова приводятся обширные цитаты из Шишкова, порицающего за это Карамзина: «...говорить по мужицки моiо». Борец за чистоту литературного языка Шишков рассуждал: «В какое короткое время безобразный звук сей ко вреду словесности распространился: сперва существовал он в одном произношении, и то в самых простонародных словах; потом придумали для него новую букву, и начаи оный употреблять в письме, сперва в комедиях и баснях, а теперь уже он поселился в поэмы и трагедии. Не справедлива ли русская пословица: посади невежу за стол, он и ноги на стол?» И далее: «Подумайте, ежели мы в похвальной пред всем собранием произносимой речи вместо: се великий Петр покоится во гробе, станем говорить: се великой Пiотр покоится во гробе! Я сам сие произношение слышал и тогда же подумал: вот до чего довела привычка к безрассудному употреблению букв iо! Я знаю, что мы в разговорах говорим: эй Иван, Пiотр, подите сюда! Но прилично ли таким образом произносить этот звук в важном слоге?» Даже в баснях XVIII века (Хемницер) нет рифм, отражающих произношение с Ё.
В середине XVIII века такое произношение всё более распространялось в литературном языке, поэтому люди стали задумываться над тем, как отразить его на письме. Сначала для этого применяли сочетание букв iо (как выше Шишков). Но обозначать один звук двумя буквами неудобно, поэтому была предложена буква Ё. Как известно, это произошло 18 (29) ноября 1783 года на одном из первых заседаний Российской академии по предложению директора Петербургской академии наук княгини Екатерины Романовны Дашковой.
В начале - середине XIX века в высоком стиле - произносится е, в обычном - о (то есть то, что мы обозначаем буквой ё). Рифмы Батюшкова: жжет - свет, ведет - нет, принесет - бед, слез (сущ) - небес, зеленой - пеной, принес - исчез (примеров много, приводим далеко не все). Эпизодически встречается и произношение о: веселых - голых, порабощен - сон, слезы - розы, чешуею - главою, кошелек - легок (а тут все примеры). Однако у Батюшкова куда чаще первый вариант произнесения. А вот в шутливой поэзии - исключительно рифмы типа нёс - вопрос, идёт - кот. Басни Измайлова: он - жирен, с припекой - высокой, Матрена - Наполеона, умен - фараон. Только один обратный пример: Зевес - пес. Рядом с Зевесом пёс всё-таки не мог возникнуть, так как Зевес - слово слишком высокого стиля. В комедиях Хмельницкого только рифмы отражающие ё. Однако, когда он пародирует трагедию, появляются характерные рифмы высокого стиля, отражающие иное произношение: подземный - из бездны темной, осужденны - дерзновенны и др.
У Крылова встречаются оба варианта. В том числе нехарактерный для басен Измайлова «высокий»:
Когда в товарищах согласья нет,
На лад их дело не пойдет...

Коль до когтей у них дойдет,
То, видно, льву не быть живому:
Сильнее кошки зверя нет.

Панов отмечает: «Такие рифмы встречаются нечасто, но они устанавливают уровень "простоты" крыловских басен (на ступень дальше от быта, от непритязательной бытовой речи, чем басни А. Измайлова). Тем самым оправдывается шутка П. А. Вяземского: Измайлов - подгулявший Крылов, т. е. стиль у одного более снижен, чем у другого. Следовательно, сам жанр еще не предопределяет выбор: [о] или [е]. Есть простор для индивидуальной воли, для своей интерпретации стиля, для различий внутри жанра».
В трагедии начала - середины XIX века произношение Ё считалось недопустимым. Панов приводит отзыв некого любителя театра в журнале «Молва» за 1833 год об игре актрисы Каратыгиной. Он поначалу восхищался ее игрой, но когда услышал, что она говорит «просвещённый, восхищённый, побеждённый», пришел в ужас. В конце своего отзыва он призывает читателей: «Если вы имеете хоть каплю сострадания; если вы хоть сколько-нибудь уважаете предания отцов наших, сладкозвучное богатство, сохраняемое только в устах народа - вступитесь, вступитесь за Русскую Грамматику!.. На что не посягали в наши времена святотатственные руки!.. Вступитесь же! Бейте, разите, гоните! Нет пощады!» Вот в какое неистовство человека ввергло произношение с Ё (после слов «Нет пощады!» Панов отмечает: «Любители незыблемых традиций всегда кончают одним и тем же»).
Постепенно вариативность исчезает, побеждает вариант произношения с Ё. Дольше чтение с Е сохраняется в философской лирике (Баратынский, Тютчев, Аксаков, Огарев). У Некрасова чтение Е - редкое исключение, сознательный архаизм. В поэме «Несчастные»:
...прошло два года,
Настал святой, великий миг,
В скрижалях царства незабвенный,
И до Сибири отдаленной
Прощенья благовест достиг.

В той же поэме есть и рифма определенный - бессменный. Эти две рифмы, отражающие вариант с Е, объясняют «установкой на романтизм» в данной поэме: Некрасов «воплотил свой замысел в художественных формах, воспринятых от предшественников».
В бытовой речи произношение нес вместо нёс и так далее было невозможно уже в начале XIX века. Позднее, в XX веке, произношение с Е используется только сознательно с целью погони за исторической достоверностью в стихах о прошлом, или ради пародии, шутки. Маяковский на поэтическом вечере в шутку провозглашал: Поэт Тарас Мачтет стихи прочтет.
Следует заметить, что в официальном стиле Ё не использовалось довольно долго, а в церковнославянском языке произношение Ё вместо Е считается ошибкой и сейчас. Лев Толстой был крещен именно как Лев, а вот в семейном кругу его называли Лёв, как и сейчас мы можем человека с именем Лев назвать Лёва.
Tags: opus
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 41 comments