Maksim (rousseau) wrote,
Maksim
rousseau

Волчье время и собачьи дни

О собаках и волках. Давно обещано portugalist. Более краткий вариант публиковался в журнале "Столичное образование".

В различных языках есть немало выражений, связанных с волками и собаками. Мы не сможет в рамках этой статьи рассказать даже о половине из них. Обратим внимание лишь на некоторые.
Пушкин в «Евгении Онегине» называл сумерки порой меж волка и собаки. Это выражение происходит из французского entre chien et loup ‘в сумерки’, буквально ‘между волком и собакой’. Обычно говорят, что это французское выражение возникло из-за того, что в сумерках пастуху становится трудно отличить свою собаку от волка, подкрадывающегося к стаду.
Этимолог А. Ф. Журавлев предлагает другую версию. Он обращает внимание на то, что хищные животные, чаще всего волк и рысь, служат символом остроты зрения. У французов выражение yeux de lynx ‘глаза рыси’ служит обозначением острого зрения. В английском языке есть слово lynx-eyed ‘рысьеглазый, с острым зрением’, аналогично в немецком Lychsauge ‘зоркий глаз’. В словаре Даля есть выражение рысьи глаза ‘острое зрение’ и слово островид ‘рысь’. Ostrovid как название рыси есть и в словенском языке. Астроном Ян Гевелий в 1690 году обозначил на звездной карте созвездие Рыси, прокомментировав название так: «В этой части неба встречаются только мелкие звезды, и нужно иметь рысьи глаза, чтобы их различить и распознать». На Дону существовало выражение волчья полночь («Волк не идет резать скотину с вечера, а ждет тишины – волчьей полночи»). В калужских говорах ночник, ночная лампа называлась волчий глазок. Волчий зуб или коготь использовали для лечения глазных болезней – рецепт XVIII века: «Волчей зубъ и ноготь кто при сѣбе носитъ болныя очи уздравляетъ». Таким образом ночь – время, когда только острое зрения волка способно что-то разглядеть. В 1854 году в Сибири было записано выражение лисья темнота ‘предрассветный сумрак’. Неясно, связано ли оно каким-то образом с французским.
Интересно, что и у древних греков сумерки назывались волчьим светом: λυκαυγές (λύκος ‘волк’, αὐγή ‘свет, сияние’. В современном греческом есть аналогичное слово λυκόφως ‘сумерки’, с другим корнем, обозначающим ‘свет’. Впрочем, первая часть греческих слов, может быть, и не обозначала волка. Ее иногда сопоставляют с латинским lux ‘свет’. Дело в том, что индоевропейские корни *leuk- ‘светить’ и *luku- ‘волк’ довольно созвучны, и слов, ставшие их потомками, могли смешаться.
Перейдем к другому выражению. Почему римляне называли самый жаркий период в году, приходившийся на середину июля dies caniculares ‘собачьи дни’, от слова canis ‘собака’? В этот период на утреннем небе появляется звезда Сириус, которая у древних греков носила название Κύων то есть ‘собака’. Время летней жары, когда восходит Сириус, греки называли ἐπὶ κυνί ‘при собаке, во время собаки’. Вот как описывал мучительную жару, наступающую в эти дни, греческий поэт Алкей (перевод Вяч. Иванова):

Сохнет, други, гортань,
Дайте вина!
Звездный ярится Пес.
Пекла летнего жар
Тяжек и лют;
Жаждет, горит земля.
Не цикада — певец!
Ей нипочем
Этот палящий зной:
Все звенит да звенит
В чаще ветвей
Стрекотом жестких крыл.
Все гремит,— а в лугах
Злою звездой
Никнет сожженный цвет.
Вот пора: помирай!
Бесятся псы,
Женщины бесятся.
Муж — без сил:
иссушил
Чресла и мозг
Пламенный Сириус.


Римляне называли Сириус Canicula ‘собачка’. Созвездие, в котором находится Сириус получило название Пес (Canis), позднее – Большой Пес (лат. Canis Major). Его обычно связывали с собакой мифического охотника Ориона, в честь которого названо соседнее созвездие. Надо сказать, что Сириус с древнейших времен связывался с собакой: так называли его еще в древнем Междуречье, а китайцы называли его Láng ‘волк’. Аналогично китайскому польское диалектное название Wilcza Gwiazda ‘Волчья звезда’, впрочем у поляков встречается и название Psia Gwiazda ‘собачья звезда’.
Так что первоначальное значение слова caniculares – ‘жаркий сезон, середина лета’, лишь много позднее оно стало обозначать перерыв в занятиях. Старое значение этого слова сохранилось в польском kanikuła ‘зной, жара’ (каникулы по-польски – wakacije или ferie) или во французском jours caniculares ‘самые жаркие дни лета’ (каникулы – vacances). Петр Андреевич Толстой, путешествуя по Европе в 1698 году, отмечал: «Наипаче в лете… когда солнце бывает в Леоне, то есть во Льве, что итальяне называют «каникула», то есть «собачьи дни» выезжают из Риму многие римские жители».
Вслед за греками и римлянами летнюю жару стали называть собачьими днями многие народы Европы: нем. Hundstage, англ. dog-days, нидер. hondsdagen, дат. hundedagene, чеш. psí dni, серб. пасjи дани, рус. песьи дни ‘каникулы, пора жаров’ (в словаре Даля). Период, носящий такое название, в разных источниках имеет немного разные границы: начинается от 1 до 12 июля и заканчивается от 11 до 23 августа. Попутно заметим, что в шведском это время называется rötmånad, а в финском – mätäkuu, оба этих названия означают ‘месяц гниения’ и даны из-за того, что на жаре, царящей в это время, пища часто портится.
От названия жаркого летнего периода, видимо, происходит русское выражение собачья жара, как и греческое κυνόκαυμα. Собака дала название не только жаркой поре, но и морозу: рус. собачий холод, нем. Hundekälte, испан. frio de perros, венг. kutya hideg ‘собачий холод’. По-видимому, такие названия связаны с характерным для многих языков употреблением слова собачий в значении ‘нестерпимый’: собачья жизнь, лат. vita canis, франц. chienne de vie ‘собачья жизнь’, un temps de chien ‘скверная погода’, англ. dog’s life ‘собачья жизнь’, норвеж. hundvær ‘скверная погода’, литов. šuñs diėnos ‘собачья жизнь’, венг. kutya természete van ‘у него дурной (собачий) характер’. Даже в санскрите есть выражение çva-vṛtti ‘собачья жизнь’. А в кашубском слово ṕes имеет значение ‘непогода, метель, слякоть’.
Заметим, что если собачьими днями называют период летнего зноя, то название «волчьи дни» у славян часто относится к зиме. У болгар ряд зимних праздников носил название вучки, вълкови праздници, вълкови деня. Во время этих праздников совершались специальные обряды, направленные на защиту от волков, и соблюдались ритуальные запреты. Например, во время волчих праздников старались не открывать сундуки, ножницы и другие предметы, хотя бы отдаленно напоминающие пасть волка. Их держали закрытыми, чтобы «замкнуть пасть волку». В Боснии на перекресток выносили еду и говорили: «Вот, волк, ужин от меня, и больше ты ничего не получишь». Начинался этот период со дня святого Мартина (11 ноября) или даже Дмитрия Солунского (26 октября) и длился до дня святого Саввы (5 декабря), считавшегося в народе одновременно и покровителем волков и защитником от них. Гуцулы отмечали волчий праздник на день святого Луппа под влиянием соседей-румын, в языке которых волк называется lup. Особо выделялись в Болгарии день Введения богородицы во храм (21 ноября), называвшийся даже Вълчита богородица, и день Св. Филиппа (24 ноября). У сербов есть название декабря вучjи месец, у чехов – vlčenec. Иногда волчьими днями считались Святки, которые у словенцев Штрии назывались volčje noči. Восточные славяне считали, что разгул волков наступает с осеннего Юрия (26 декабря, иногда с св. Григория 23 декабря) до весеннего Юрия (23 апреля). Считалось, что весной святой Георгий «замыкает» волкам пасть и дает съесть только ограниченное количество скота. Сходные зимние обычаи и верования, связанные с волками, существовали также у румын и гагаузов.
В древнем Риме на третий день после февральских ид, по есть 15 февраля, тоже отмечался своего рода волчий праздник. Он был посвящен Фавну, богу лесов, полей и стад. Так как Фавн охранял стада от волков, его называли также Lupercus (от lupus ‘волк’), а февральское празднование называлось Lupercalia. Учреждено оно было уже Ромулом и Ремом. В этот день Фавну приносились в жертву козлы и козы. Также жрецы-луперки (Luperci) прикасались ко лбу двух приведенных к жертвеннику юношей окровавленным жертвенным ножом и стирали кровавые пятна помоченной в молоке шерстью, после чего юноши хохотали. Место, где это происходило называлось Lupercal. Оно находилось на Палатине, и, по преданию, именно там когда-то волчица (lupa) выкормила Ромула и Рема. Об этом рассказывает Овидий в поэме «Фасты» (перевод Ф. Петровского):
С выменем полным пришла к близнецам несчастным волчица:
Чудо? Как мог дикий зверь не повредить малышам?
Не повредить, это что! Помогла и вскормила волчица
Тех, кто родными на смерть верную был обречен.
Остановилась она и хвостом завиляла младенцам,
Нежно своим языком их облизавши тела.
Видно в них Марса сынов: они тянутся к вымени смело
Оба, сосут молоко, что назначалось не им.
Лупа-волчица дала месту этому имя Луперкаль:
Мамке в великую честь было ее молоко.

Когда обряд жертвоприношения завершался, луперки вырезали ремни из шкур принесенных в жертву животных и бежали с места жертвоприношений через весь город в одних передниках, вырезанных из тех же шкур. Ремнями они били встречавшихся женщин. Точнее женщины сами стремились оказаться на луперков, ведь считалось, что их удары дают очищение и несут плодовитость. Об этом также сказано в «Фастах»:
Ждешь ты чего, молодая жена? Не помогут ни зелья,
Ни волшебство, ни мольбы тайные матерью стать;
Но терпеливо прими плодоносной удары десницы,-
Имя желанное "дед" скоро получит твой тесть.

Названия зимних месяцев, производные от волка, отмечены и в других языках: латыш. vilka me˜nesis ‘декабрь’, нем. Wolfsmonat, wolfsmon ‘ноябрь, декабрь, январь’, греч. λυκάβας ‘годичный солнцеворот, год’, возможно изначально ‘зимний солнцеворот’, др.-перс. Varkazana ‘месяц людей-волков, октябрь-ноябрь’ (сложение varka- ‘волк’ и zana- ‘человек’), баск. otsailla ‘февраль’, эстон. hundi kuu ‘февраль’, у закамских удмуртов было название зимнего сезона кион вузон дыр ‘месяц волчьего воя’.
Tags: opus
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 9 comments