Maksim (rousseau) wrote,
Maksim
rousseau

Category:

французские слова

В ожидании новых находок из истории французских слов выложу текст на эту тему, написанный еще до появления у меня словаря, упомянутого в предыдущей записи. Текст написан на основе заметок, скапливавшихся в течение долгого времени, поэтому слова в нем рассматриваются самые разные, никак не связанные друг с другом. Публиковалось в журнале "Столичное образование".

В этом журнале уже ни раз рассказывалось о занимательных историях, случавшихся с различными английскими словами. Но было бы несправедливо обойти вниманием другие языки. Ведь людям, изучающим, например, немецкий, французский или испанский, тоже было бы интересно узнать истории слов этих языков. Сегодня мы поговорим о некоторых французских словах.

Bonace ‘безветрие; затишье, покой’. Это слово было заимствовано из латинского malacia ‘безветрие, штиль’, которое, в свою очередь, взято из греческого μαλακία ‘изнеженность, расслабленность, безволие’. Казалось бы, bonace совсем не похоже на malacia, как они могут быть связаны? Дело тут вот в чем. Начало слова malaciamal- воспринималось французами как прилагательное mal ‘плохой’. И, видимо, из суеверных соображений (например, чтобы не накликать свирепый ураган вместо штиля) mal заменили на bon ‘хороший’. В результате из malac(ia) получилось bonace.

Lascar ‘парень, тип; шельмец’ разговорное. Слово lascar одно из тех, которые пришли во французский язык в XIX веке после завоевания французами Алжира. Колонизация началась в 1830 году, а в 1848 Алжир был официально присоединен к Франции и разделен на департаменты, тем не менее военные действия продолжались до конца XIX века. Многие французы прошли через армейскую службу в Алжире (знаменитый художник Клод Моне служил там 1861-62 году и признавал, что пейзажи Алжира повлияли на его творческую манеру), другие работали в колониальной администрации. Так что путь для арабские заимствования попадали во французский язык через Алжир довольно активно. Слово lascar происходит от арабского al-askar ‘солдат’, видимо, местные жители, обращаясь к французским солдатам, к примеру на базаре, называли их «солдат», а потом и сами солдаты стали использовать такое обращение. Часть арабского артикля al вошла в состав французского слова, так из al-askar получилось lascar.

Esquinter ‘утомлять, изнурять’ разговорное. Слово пришло из провансальского языка. В XV – XVIII веках во Франции преступников часто ссылали в Прованс работать гребцами на галерах. Из-за этого многие слова провансальского языка попали во французский воровской жаргон, а несколько слов и в обычный французский язык. Среди них и глагол esquinter. Буквальное его значение ‘разрезать на пять кусков’ (quinte ‘пять’).

Pègre ‘воры, воровской мир’. Это собирательное название воров совершило такой же путь, как и глагол esquinter: из провансальского языка в воровской жаргон, а потом и во французский язык. Слово pègo, послужившее для него источником, значило ‘смола’. Оно стало метафорическим обозначением вора, так как имелось в виду, что у вора пальцы в смоле: он настолько ловко выуживает из карманов кошельки, будто они прилипают к его пальцам.

Cantaloup ‘сорт дыни’. Название этого сорта есть и в русском языке – канталупа. Эти дыни были привезены итальянскими монахами-миссионерами с Востока, и их начали выращивать в монастыре у городка Канталупо (Cantalupo) в итальянском Пьемонте. Название Канталупо в переводе означает ‘поющая волчица’, волчицу мы можем увидеть и на гербе этого места. Оттуда дыни этого сорта распространились по Франции и далее. В 1927 году биологическая экспедиция П. М. Жуковского обнаружила древний очаг культуры этого сорта. Оказалось, что его родина на территории современной Турции, в районе озера Ван.

Espiègle ‘шаловливый, резвый; шалун, проказник’. Это германское заимствование, проникшее во французский язык, скорее всего, в XVI веке, когда в религиозных войнах часто использовались немецкие солдаты-наемники. Источником же этого слова послужило знаменитое имя – Eulenspiegel (Эйленшпигель), более известное нам в нижненемецком и нидерландском варианте Уленшпигель (нидерл. Uylenspiegel, нижненемецк. Ulenspegel). Тиль Эйленшпигель – бродяга, шутник и плут был героем многочисленных легенд средневековой Германии. Согласно этим легендам, Тиль Эйленшпигель родился около 1300 года в городе Кнайтлингене, в нижней Саксонии, много путешествовал по Германии, Бельгии и Нидерландам, а умер от чумы в городе Мёльне в 1350 году. В 1510 году была напечатана книга «Занимательное сочинение о плуте Тиле…», не прошло и ста лет, как сочинения о его приключениях были переведены на нидерландский, французский, английский, нидерландский, польский и латынь. В XIX веке легенду о нем творчески переработал бельгийский писатель Шарль де Костер, который перенес этого героя во Фландрию XVI века. После появления книги де Костера этот герой стал известен всему миру.

Outarde ‘птица дрофа’. Это слово происходит из латинского словосочетания avis tarda ‘медленная, неповоротливая птица’. Надо сказать, что бегает и летает дрофа довольно быстро. Возможно, название ее дано потому, что после дождя, когда перья дрофы намокают, они становится неуклюжей и теряет способность взлететь. Это происходит от того, что у дрофы нет копчиковой железы, жиром которой птицы смазывают свои перья. В результате дождь, а тем более последющий осенний заморозок, делают дрофу беспомощной. Как написано в охотничьей статье: «Пернатые степные великаны теряют способность летать и поневоле становятся такими ручными, что их можно загнать во двор, как баранов».

Joubarbe ‘растение молодило’. Название этого растения происходит от латинского словосочетания Jovis barba ‘борода Юпитера’. По-русски оно называется молодило или живучка. Научное латинское название – Semprevivum букв. ‘всегда живое’. В античности существовало представление, что это растение, поскольку оно связано с громовержцем Юпитером, способно оберегать дом от попадания молнии. В Средние века молодило часто высаживали на крышах домов и церквей. Согласно книге А. Кернера фон Мариулана «Жизнь растений» (русское издание 1903 года): «Для охранения домов от молний над входом или на крыше дома разводят молодил (Sempervivum tectorum) <…>. В циркулярах Карла Великого <…> встречается такое место: «et ille hortulanus habeat super domum suat Jovis barbam» ‘путь садовник держит над своим домом растение Jovis barba’». Один из видов молодила так и называется молодило кровельное (Sempervivum tectorum). Делали и каменные украшения готических соборов в форме этого растения. Сходные представления о свойствах этого растения встречались и у западных славян. Чехи называли молодило кровельное netřesk, словаки - netresk. Название было дано по поверью: "Где разводят netřesk, там гром не загремит" (ср. другие названия чеш. hromonetřesk, словацк. hromonetresk, польск. gromotrzask).

Dupe ‘жертва обмана, одураченный, простофиля’. Изначально это название птицы – удода. На латыни удод называется upupa, на французском – huppe. В этих названиях воспроизводится характерный крик птицы: «Уп-уп-уп!». Форма dupe возникла из соединения слова с предлогом de: dupe из d’huppe. Доверчивого человека называли удодом, отсюда и значение слова dupe.
С этим словом связано одно занятное выражение – Journée des Dupes. Под названием Journée des Dupes «день одураченных» во французскую историю вошел день 10 ноября 1630 года. Это событие связано с противостоянием первого министра кардинала Ришелье и королевы-матери Марии Медичи. В этот день в Люксембургском дворце Мария потребовала у короля отставки Ришелье, сказав, что Людовику XIII придется выбирать между кардиналом и матерью. Король не объявил своего решения и уехал в Версаль, но по Парижу прошел слух о крахе всесильного министра. Противники Ришелье праздновали в Люксембургском дворце свою победу, но кардинал приехал в Версаль, добился встречи с королем и получил от Людовика уверения в полной поддержке. Так надежды Марии и ее сторонников не оправдались, и те остались одураченными – dupes.

Forêt ‘лес’. Первоначально это слово относилось к лесам, предназначенным для королевской охоты. Во времена Карла Великого (747–814) латинское выражение silva forestis ‘внешний лес’ обозначало «королевский лес». Считается, что слово forestris происходит от латинского foris ‘снаружи’, таким образом silva forestis – это лес за пределами ограды. Во второй половине XII века слово silva в этом словосочетании начинает опускаться, и такой лес называется просто foresta. В современном французском это слово превратилось в forêt. По несколько иной теории средневековое латинское forestris связано с латинским forum в значении ‘суд’, и silva forestris значило ‘охотничий заказник, охотничье угодье’, то есть лес, использование которого посторонними лицами запрещено судом.

Renard ‘лисица’. В старофранцузском лисица называлась goupil из латинского *vulpiculus ‘лисичка’ (vulpes ‘лиса’). Но в XII – XIV веках во Франции стал очень популярным «Роман о Лисе» – собрание историй, главными героями которых были животные: хитрый лис Ренар, волк Изенгрим, лев Нобль, медведь Брен, осел Бодуэн. Ловкий Ренар так запомнился французам, что слово renard вытеснило с goupil и стало названием лисы.

Bijou ‘украшение’. Заимствовано из бретонского языка в среднефранцузский период. В бретонском слово bizou означает ‘кольцо’ и образовано от слова biz ‘палец’. Во французском от этого слово было образовано bijouterie, которое потом пришло и в русский язык – бижутерия.

Envie ‘зависть’ и ‘родимое пятно’, ‘заусеница’. Здесь нас оставляет в недоумении сочетание двух разных значений. Что общего у зависти и родимого пятна? Оказывается, во французском слове envie из-за фонетических изменений, происходивших на протяжении долгой истории французского языка, совпало два разных латинских слова. Слово invidia, означавшее ‘зависть’, и слово naevus ‘родимое пятно’. Множественное число от naevus будет naevi. В значении ‘заусеница’ в латыни употреблялась как раз форма множественного числа. Из нее путем метатезы (перестановки звуков) возникло envie, совпавшее с envie, возникшим из invidia.

Couler ‘течь’ и ‘тонуть, идти ко дну’. У этого глагола произошло интересно развитие вторичного значения – ‘тонуть’. Обычно он означает ‘течь, литься’. Когда в трюм корабля начинает поступать вода, про корабль можно сказать la navire qui coule ‘корабль, который течет’. Но такой корабль скорее всего утонет. Поэтому глагол couler применительно к кораблям стал значить ‘тонуть’ (например, couler à fond ‘идти ко дну’). А потом его употребление расширилось, и стали говорить даже le nageur qui coule ‘пловец, который тонет’.
Tags: opus
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 30 comments