Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

rousseau

Вопросы о словах 11. To pay

Вопрос о происхождении английского глагола pay ‘платить’.

Этот глагол происходит через среднеанглийское payen от старофранцузского paiier или paier «платить» (среднефранцузское и современное французское payer).

Источником старофранцузского слова послужил латинский глагол paco, pacare, однокоренной со словом pax ‘мир; покой, спокойствие’. В классической латыни pacare означал ‘делать мирным, успокаивать’, ‘усмирять’, ‘укрощать (зверей)’, ‘делать территорию пригодной для земледелия’ (например, вырубая леса и распахивая целину). В средневековой латыни к этим значениям прибавились ‘приводить к примирению кого-либо’, ‘удовлетворять истца или кредитора’, ну а от последнего значения выделилось ‘уплачивать долг’, из которого позже развилось просто ‘платить’.

Так что развитие значения pacare шло от ‘успокаивать’ к ‘платить’, что выглядит вполне естественным, так как люди обычно беспокоятся, если им не заплатить положенные деньги, и успокаиваются, получив их. Однако других подобных примеров семантической эволюции я не нашел.

В большинстве романских языков потомки латинского глагола имеют значение ‘платить’ (каталонское, окситанское, галисийское, португальское и испанское pagar, фриульское paiâ или pajâ). А вот в итальянском языке образовались этимологические дублеты. Унаследованное через народную латынь слово pagare означает ‘платить’, а заимствованное немного позже из книжной латыни pacare ‘успокаивать’.

В румынском латинский глагол употребляется чаще в приставочной форме împăca и в архаичном значении ‘примиряться с кем-либо’, ‘ладить, уживаться’, ‘договариваться, сходиться в цене’, ‘смиряться с чем-либо’, ‘успокаивать, кого-либо’. Правда, с пометкой «редкое» словарь приводит для этого глагола и значение ‘отомстить’. Без приставки глагол тоже есть, но распространен мало, попался в словаре архаизмов и диалектизмов: păca ‘покорить; приручить’.
rousseau

Народная медицина

В комментариях у Александра Панчина люди делятся историями, про средства, которые по слухам помогают от коронавируса. В Казахстане и Хабаровске население массово потребляет имбирь ("По чатам пошла фейковая новость что имбирь лечит от коронавируса, его нужно пить, есть и приматывать к левой ноге"), а в Эквадоре чудодейственной защитой считают ветви эвкалипта.
В связи с этим хочу напомнить историю, случившуюся в Нигерии во время эпидемии Эболы 2014-2015 года. Один шутник сообщил, что от заражения помогут горячая ванна и большое количество соли. Уже на следующий день автор шутки разослал всем адресатам сообщение, что это был розыгрыш, но информация распространилась по социальным сетям и в итоге восемь человек погибли из-за отравления солью. При этом все погибшие жили в районах, где болезни вообще не было. А число жертв самой болезни в Нигерии равно числу умерших от поваренной соли.
rousseau

Вопросы о словах 9. Понт и его родственники

Связаны ли греческое слово πόντος, обозначающее море, и названия моста в романских языках?

Да, эти слова восходят к одному и тому же индоевропейскому корню. Но с ними и их родственниками случилось немало занимательного, так что я решил рассказать о них подробнее.Collapse )
rousseau

ProScience 134

Рождественская история о злом рыцаре
Мне уже случалось писать о рождественских/новогодних персонажах, как добрых, так и не очень. Но Ганс Трапп/Ганс фон Трота из-за ограниченного объема текста там упоминался мельком. Я решил, что о такой выдающейся личности стоит рассказать отдельно. Не каждому удается стать фольклорным героем.

Была ли женщина похоронена на Афоне?
Специалист по физической антропологии Лаура Винн-Антикас из Национального исследовательского центра «Демокрит» в Афинах обнаружила, что среди останков, погребенных под полом одной из часовен на Афоне, есть женские кости. Если это подвердится, то станет первым известным случаем, когда на Святой горе, куда женщины не допускаются, была похоронена женщина.

Подводные археологи нашли якоря с кораблей Эрнана Кортеса
В Дании нашли древние бронзовые изделия: человека в рогатом шлеме и змей с лошадиными головами
В Великобритании хотят поставить памятник собирательнице окаменелостей Мэри Эннинг
Жители древнего поселения Чатал-Хююк делали бусы из человеческих зубов
Пол гробниц в древнем Пилосе выстилали листы золотой фольги
rousseau

Вопросы о словах 7. Кочубей

Каково происхождение фамилии Кочубей?

Фамилия Кочубей тюркского происхождения. Общий гербовник дворянских родов Всероссийской империи сообщает: «Род Кочубеев происходит из полуострова Крымского и почитался в числе знатнейших благородных в татарском народе, как то доказывается самим названием бея, которое в области Крымской есть первое после владевшей там чингиской фамилии, присвояемое только поколениями от Ширина и Мансура происходящими; прочие же благородные поколения именуются мурзами. Один из сих беев, вышед в 16-м столетии в Украину Малороссийскую, воспринял православную греко-российскую восточную веру и поселившийся под именем Андрей Кочубей служил в чинах войска тамошнего. Сын его Леонтий Андреевин Кочубей находился также в чине знатного товарища войскового, а по нем и сын его Василий Леонтьевич Кочубей служил в разных чинах». Упомянутый Василий Леонтьевич – тот самый Кочубей, который «богат и славен».
А. Н. Баскаков в монографии о фамилиях тюркского происхождения пишет, что фамилия Кочубей образована из слов küčü ‘малый, маленький’ и bej ‘бек, дворянин, князь’. Словосочетание küčü bej использовалось для обращения к сыну бека, князя, не достигшему совершеннолетия, и примерно соответствует русскому слову барчук. В качестве менее вероятного источника фамилии Кочубей Баскаков приводит тюркское qojču ‘пастух овец’ + bej.
Тюркские корню имеют и другие украинские фамилии на -бей: Галiбей, Кандибей, Шурубей. Исключения составляют фамилии Чубей (от слова чуб) и Лисобей (изначально Лисобий, по смыслу близко к фамилиям вроде Убийвовк, позже -бий заменилось на -бей под влиянием фамилий типа Кочубей).
Имя основателя рода Кочубеев во многих источниках упоминается в виде Кучук-бей. Баскаков не рассматривает такую возможность, но можно предположить, что тут задействовано не только küčü ‘малый, маленький’, но и küčük ‘маленький, молодой; щенок’. У тюркских народов в качестве имен или частей имен встречались корни böri ‘волк’, qurt ‘волк’, tilkü ‘лиса’, it / yt ‘собака’, köpek ‘собака’. Имя Кучюг или Кучюк носили печенежский князь X века и мурза Золотой орды XV века. Среди половецких ханов были Кобяк («собака»), Боняк (букв. «белошейка», популярная кличка собаки) и Барак («название породы собак»).
В некоторых случаях собачьи имена давались в качестве оберега, чтобы младенцу не повредили злые духи. Это отразилось и в обычаях некоторых тюркских народов. В. Радлов в книге «Из Сибири» говорит, что алтайцы, если в семье умирали дети, давали следующему мальчику имя it köbön «собачья подстилка». Сходный обычай был у якутов. Они называли ребенка щенком (ыт оɣото) и одновременно давали щенкам детские имена. У карачаево-балкарцев первая рубашка младенца называлась itlik kölek «собачья рубашка».
Как соотносятся друг с другом küčü и küčük, родственны ли они, мне неясно.
rousseau

Это вам не овца и кони

В сборнике конца XI века "Сётоку коёсю" (Собрание старых песен из книги годов Сётоку) есть песня из провинции Хиго на острове Кюсю. Считается, что она относится к песням, посвященным божеству Сидара. Текст ее выглядит так: Сидо утана таритана сидо утирара сидо утира таритана сида утирара тоу ари таританана тоу тарара.
С точки зрения японского языка песня представляет собой набор бессмысленных звукосочетаний. По словам японского комментатора, уже исполнители эпохи Хэйан не понимали ее текст.
Л. М. Ермакова предположила, что текст изначально не был японским, а относился к субстратному австронезийскому языку. И песня может поддаться толкованию с помощью реконструированных праавстронезийских лексем. С просьбой сделать это она обратилась к коллеге по Институту востоковедения Ю. Х. Сирку, специалисту по австронезийским языкам. Ранее он успешно применил такой подход для этимологизации отдельных темных слов в древнеяпонских ритуальных текстах.
Сирк предложил два гипотетических перевода. 1. "Хочешь (хочу) похоронить, не удается похоронить; хочешь (хочу) проглотить, не удается похоронить; людям этого похоронить не дано, проглотить не дано". 2. "Хочешь (хочу) удержать - не держится (не дается в руки), хочешь (хочу) отдать - не держится (оно), хочешь (хочу) отдать людям, не удерживают его наши предки".
Мотив "хочет - не получается" часто встречается в фольклоре австронезийских народов. Ермакова заключает: "Здесь необходимо еще раз оговориться, что такого рода реконструкции при всей их красоте носят заведомо гипотетический характер. Все же, как представляется, они дают определенные основания для дальнейших поисков следов австронезийских влияний в ритуальной культуре древнего Ямато".
К сожалению, в книге Ермаковой не приводятся австронезийские праформы, на которые опирался перевод, а публиковал ли что-то об этом Сирк, я не знаю.
(по книге Ермакова Л. М. Речи богов и песни людей. Ритуально-мифологические основы японской литературной эстетики. С. 147-148)
rousseau

Фото

Этим летом среди аспирантов в США был небольшой флешмоб, когда они фотографировались со своими диссертациями в образе младенцев. Нам есть, чем на это ответить.
rousseau

Академическая полемика

И на Западе многие великие и знаменитые люди твердо верили в способность своих амулетов защитить их. <...> Покойный профессор В. Райт из Кембриджа, весьма практичный шотландец, днем и ночью носил золотое кольцо из Лоанго с двенадцатью знаками Зодиака из проволоки. Он имел обыкновение говорить, то не может работать, если на пальце нет этого кольца. Коллега Райта по Кембриджу, потерпев поражение в научном споре с ним, проклял его святым Именем Господа, и Райт верил, что поразившая его смертельная болезнь явилась следствием этого проклятия.
Эрнест Уоллис Бадж "Амулеты и суеверия". С. 19
rousseau

Базилик

По народному поверью, чтобы базилик принялся, надобно хорошенько выругать его; отсюда пошло выражение "растит базилик" о человеке, привыкшем сквернословить до святотатства. Пеллегрино Артузи "Наука приготовления и искусство поглощения пищи". С. 131
rousseau

Hrepenenje и другие

Любопытно, что многие интеллектуалы и поэты, принадлежащие к разным национальным традициям, стали утверждать, что в их родных языках обязательно было какое-то специальное слово для выражения тоски по родине, которое оказывалось абсолютно непереводимым. В то время как немецкое «heimweh», французское «maladie du pays», испанское «mal de corazón» стали частью ностальгического эсперанто, молодые нации стали настаивать на своей культурной уникальности. У чехов было слово «litost», что означало одновременно сочувствие, горе, раскаяние и неопределимую тоску. По выражению Милана Кундеры, litost — это «беспредельное, как растянутый аккордеон, чувство» — слово, в котором «его первый слог, произнесенный под ударением и протяжно, звучит как стон брошенной собаки». Шепчущие сибилянты в русском слове «тоска», прославленном в литературных произведениях изгнанников, вызывает чувство клаустрофобической интимности тесного пространства, из которого человек устремляется в бесконечность. Тоска предполагает буквально удушающее, почти астматическое ощущение невероятной обездоленности, которое встречается и в мерцающих звуках польского слова «tesknota». Обычно противопоставляемое русскому слову «тоска» (хотя они и происходят из одного и того же корня), tesknota дает сходное чувство ограниченности и подавляющего желания, смешанного с угрюмой жеманностью, неизвестной русским, влюбленным в гигантоманию и абсолют.
Эва Хофман описывает понятие tesknota как ложную беременность, «обременение отсутствием» всего того, что было утрачено. У португальцев и бразильцев есть понятие — saudade, томная печаль, освежающая и эротичная, не столь мелодраматическое, как его славянский собрат, но не менее глубокое и навязчивое. Румыны утверждают, что слово dor, звучное и острое, как кинжал, неизвестно другим народам и выражает особую специфику румынского скорбного терзания. Притом что каждое из этих понятий несет специфические ритмы языка, поражает тот факт, что все эти непереводимые слова по большому счету являются синонимами; все их объединяет претензия на непереводимость и неизменная тоска по уникальности. В то время как детали и особые тонкости различаются, грамматика романтизирующих видов ностальгии по всему миру очень похожа. Так, выражение «я тоскую, следовательно, я существую» стало девизом романтиков.

Светлана Бойм. Будущее ностальгии. М.: Новое литературное обозрение, 2019. С. 49-50